Волчья преданность

Девочка бежала не разбирая дороги, впереди то приближались то отдалялись огоньки деревенских домов. Сердце бешено колосилось в груди, видит Бог, она прочесала все знакомые тропинки в лесу, в самую чащу заходить побоялась, нужно было звать на помощь никак иначе. Отсутствие грибов и ягод мать ещё простить сможет, а вот сестры…

Вместе они вышли из дома ещё утром, мать дала им с собой несколько бутербродов, да по лукошку, Аня знала полянку, где грибов было немерено, недавно видела, да без корзинки была. И дернуло же её рассказать об этом местным девчатам — подчистили все, как и не было. Вот почему их отсутствие затянулось, а младшая сестричка, видимо устав от долгого пути, потерялась…

Пришлось долго ходить, кликать, Аня уже было подумала, что заблудилась сама, но тут деревья расступились и словно из под земли вырос домик, в одном окошке был виден свет, холодок пробежал по телу девочки. Уж очень напоминал этот дом тот, что стоял на краю деревни, и приближаться к нему родители строго настрого запрещали своим детям.

Говорили взрослые, что не стоит к женщине, живущей в нем, близко подходить, да и мать частенько одёргивала, а сейчас будто магнитом притягивало к дому.

Едва рука коснулась калитки, как дверь открылась. Из избы вышла та самая женщина, которую за глаза люди называли Шишига, Аня ещё не знала значение этого слова, но звучало оно недобро.

— Тетенька, помогите пожалуйста, у меня сестренка в лесу заблудилась, — заплакала девочка.

Развернулась было, чтобы побежать дальше, вглубь деревни, позвать на подмогу мужчин, но женщина остановила ее на полушаге.

— Не нужно больше никого звать, пошли.

— Но я не помню где мы разминулись, вроде она шла за мной, аукала, а тут оборачиваюсь — нет. Я не нарочно, поверьте, — не унималась Аня.

— Я верю тебе, идём, этот лес таит в себе много опасностей, особенно ночью, нельзя терять ни минуты…

Они шли, по тропинкам, которые девочка помнила, но нигде сестры не было. Самые горькие мысли начали терзать девочку, когда между деревьев что-то сверкнуло, это была пара янтарных глаз, уж не волчьих ли!

 

Женщина крепко сжала руку девчушки и сказала негромко:

— Не бойся, он свой.

Волк ещё некоторое время стоял за кустами, а потом сделал шаг вперёд и снова замер. Аня крепко сжала Шишигину руку, холодок снова предательски пробежал по телу. Тут волк развернулся и пошёл вглубь леса, то и дело останавливаясь, словно призывая идти за ним. И женщина с девочкой последовали его немой просьбе.

Тут под старой раскидистой елью, они увидели девочку, свернувшуюся клубочком, рядом лежало полупустое лукошко, а она крепко спала. Вокруг неё отчетливо виднелись волчьи следы.

«Видно охраняли — подумалось Ане, а вслух не решилась сказать, побоялась зверя.»

***

Домой пришли самой короткой дорогой, женщина несла малютку на руках, напевая под нос что-то.

— Почему он нам помог? — вдруг нарушила молчание Аня.

— Этот волк прожил у меня несколько лет, ещё малышом я подобрала его в лесу, голодного и замёрзшего, а волчица лежала подле, но уже не дышала. Так он появился в моем доме, он рос с нашей Динкой — дворовой собакой, а потом сменил ее, но как говорится сколько волка не корми, все равно он в лес смотрит, убежал мой Друг, к своим, в стаю.

Тут замелькали между ветвями деревенские огоньки, пришли! Шишига оглянулась, за соседней березой буквально в нескольких шагах от них вновь мелькнули ярким янтарем глаза Друга.

— Спасибо тебе, за все. Ну, прощай…

У Шишигиной калитки Аня перехватила спящую сестру из её рук, поблагодарила женщину и зашагала домой. Мать кинулась им навстречу, зарыдала, в деревне уже собирались идти на поиски, про свою новую знакомую девочка ничего матери не рассказала.

А вот к домику тому нет нет да приходила, Шишига оказалась обычной одинокой женщиной, потерявшей свою семью в войну, а прозвище…ну мало ли что прицепится, и не такое удавалась в сёлах услышать, как говориться фантазия людская безгранична.

Источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Волчья преданность